На Майдане мы родились как нация

 

Текст: Наталия Багиян

Когда требовалось поддержать того или иного кандидата на пост президента Украины, представители отечественного шоу-бизнеса активно выражали свою «гражданскую» позицию. Когда Украине на самом деле понадобилась поддержка представителей культуры и искусства, все они как-то разом исчезли из поля зрения. Тех, кто высказался в отношении происходящего, можно пересчитать по пальцам одной руки. Массовый «обет молчания» вызывает по меньшей мере недоумение. Думаю, не только у меня. И особого уважения достойны те, кто был и остается народным артистом (не по званию, а по зову души) и готов открыто рассказывать о своих настроениях.

– Валерий, как вы можете объяснить, что практически все ваши коллеги избегают давать интервью?

– Может, просто идет переформатирование. Все постепенно уходят в социальные сети, там пишут новости, общаются. Но тех, кто активно выражают свою позицию, мало. Большинство либо придерживается нейтралитета, либо не поддерживает аннексию, но на всякий случай об этом молчит. Не так давно я был на одном из музыкальных каналов, где просили сказать несколько слов о единой Украине. Я удивился, когда меня стали активно благодарить за то, что согласился придти. Оказалось, многие коллеги отказываются высказываться на эту тему, мол, это все дела политические. Как?! Причем тут политика?! Речь идет о твоей стране, и ты просто обязан высказаться! Ты – публичный человек, и своим примером можешь успокоить украинцев, поддержать тех, кто отчаялся.

– Еще что удивляет: в 2004-м, в 2009 году артисты активно поддерживали кандидатов, ездили в туры. А вот на нынешнем Майдане, кроме Русланы, никого не было видно и слышно.

– Почему? Я был на Майдане и встречал там многих ребят: Сашка Положинского, «ТНМК», «Мандры», Олега Собчука, Женю Галича. Несколько раз мне Руслана звонила ночью, просила приехать, поддержать. Я приезжал, стоял за сценой в живой очереди. Очень многие обижались, что их не пускали на сцену. Особенно Фарион возмущалась, что хотела выступить, но ее не пускали, потому что сцена была «узурпирована» Русланой. Ерунда это! Нужно было просто отстоять в очереди, как это сделал я. Через три часа поднялся на сцену и сказал людям то, что хотел. А так мы постоянно находили в режиме SMS. Несколько раз подрывались, бежали на Майдан. На Грушевского помогали строить баррикады. Кстати, там я встретил Славу Пилунского (которого потом захватили в плен в Крыму). Он только вернулся из какой-то командировки и, не заходя домой, приехал с флагом на Майдан. Потом было дико узнать, что он попал в плен. Думаю, люди, которые брали его в плен, не знали, что отец Славы депутат Крымского совета. Сейчас он вряд ли таковым является, потому что поддерживал Украину.

– В свое время вы активно поддерживали Юлию Тимошенко, участвовали в предвыборной агитации.

– Такое было время: либо ты поддерживаешь ее, либо того президента, против которого мы все активно боремся. Как в 2004 году против него боролись, так и десять лет спустя. К сожалению, в 2004 году победить не удалось, потому что некоторые люди сдались.

– Вы сожалеете, что победила Оранжевая революция?

– Нет, я сожалею, что эту победу не удалось удержать, как сейчас. Сейчас никто из временного правительства не позволит себе творить то, что творил Янукович и его команда. Потому что сейчас Майдан контролирует власть. Тогда же как думали? Сейчас мы этого царька скинем, вместо него придет хороший, который приведет нас к светлому будущему. Увы, но у нашей страны не было такого лидера, как у тех же грузин. Сегодня многим уже и неважно, кто станет президентом. Важно то, что мы стали другими. Мы можем менять власть, можем жить в демократическом обществе, как живут в цивилизованных странах мира. Но нужно быть честными с собой: до полного изменения страны, до ее европейской цивилизованности еще минимум лет пятнадцать-двадцать.

– Как вы сейчас относитесь к Тимошенко? Будете ли снова голосовать за нее?

– Честно говоря, я до сих пор не определился, за кого голосовать. Изначально мне нравились радикалы – Ярош и Ляшко. А сейчас уже не знаю…Что касается Юлии Владимировны, мне кажется, ее время как политика если не прошло, то, по крайней мере, ей логичней было бы взять паузу. Лучшее, что она могла сделать, выйдя на сцену Майдана, просто быть немногословной, поблагодарить людей за ее освобождение и тихо удалиться. Уверен, если бы она сделала именно так, ее саму бы попросили в скором времени вернуться в политику. Я вам больше скажу: если бы Майдан породил лидера, у этого человека были бы все шансы возглавить страну. Но, увы, Майдан был занят свержением диктатора, не думая, кто же придет на его место.

– Положа руку на сердце: вам не стыдно, что в свое время агитировали за Юлию Владимировну?

– Не стыдно. Вполне возможно, Украине удалось избежать всего того, что происходит сейчас, если бы тогда на выборах победила Тимошенко. Мне стыдно за другое. Стыдно, что за 23 года в стране не появилось ни одного кандидата, который смог бы объединить Украину. Впрочем, если лидера нам не удалось родить, зато удалось родить нацию. Во всяком случае, пассивных наблюдателей уменьшилось в разы.

– В этом году кандидаты предлагали артистам и вам, в частности, давать концерты в их поддержку?

– Звонили только из Партии регионов. Я не думаю, что сейчас будет правильной стратегия использовать артистов для предвыборной агитации. Если у тебя есть лишние деньги, лучше армии помоги или отдай их на еще какие-нибудь нужды страны. Тем более что практика показывает: агитация артистов не сильно-то добавляет процентов кандидатам. Максимум половина-полтора процента.

– Какой должна быть сумма гонорара, чтобы вы поехали в поддержку Петра Порошенко?

– Бартером возьмем (смеется). Хотя, я знаю некоторых коллег, которые готовы поддержать Порошенко и бесплатно. Но, повторюсь, считаю, что сейчас даже опасно устраивать массовые мероприятия. Не дай Бог что – милиция точно не справится.

– Сейчас все активно ругают прежнюю власть, даже те, кто числился в друзьях у «Семьи». Понятно, что простые люди пострадали больше всех от беспредела, творившегося в стране. А шоу-бизнес он как-то касался?

– Действительно, многие коллеги дружили с Януковичем-младшим. Считалось, что он добрый, в отличие от старшего брата. Александр больше поддерживал дружбу с олигархами. А вот Виктор-младший достаточно тепло относился к людям искусства, музыкантов любил. Когда у меня были проблемы, мне советовали обратиться к нему за помощью. Но я не смог переступить через принципы, через себя. И решил проблемы сам. Вообще считаю, что такое понятие, как «порешать проблемы» с помощью связей, должно исчезнуть из нашего общества навсегда.

– Как вы отнеслись к тому злосчастному письму российских коллег в поддержку агрессии Путина?

– Естественно, как у человека творческого, эмоционального, у меня был шок. Многих артистов, которые были в этом списке, я любил с детства, вырос на их фильмах, музыке. Было страшно обидно. Нервничал, пытался абстрагироваться и помнить о творческой стороне этих подписантов. Даже намеривался написать пост на своей страничке, сказать, что все равно буду ходить на их спектакли, концерты. Хрен! Никуда не пойду! Не могу! Как?! Понимаю, что есть люди, зависящие от власти, от пропаганды. Но есть же твои коллеги, которые могут отстраниться от этой грязи. Можно же было не подписывать, а занять нейтральную позицию. Хотя бы. Ты же человек, в конце концов! Как можно поддерживать войну?

– Правильно ли смешивать культуру и искусство с политикой?

– Нет, конечно. Но мы все стали заложниками этой политической ситуации. Думаю, российские артисты будут продолжать сюда ездить. Из тех, кто не боится. И, конечно, те, чьих фамилий нет в этом чертовом списке. Более того, выступления артистов, поддержавших Украину, будут проходить с аншлагами. Но ситуация не распространяется на «воров в законе» типа Лепса, которые при любой власти будут собирать по три концерта подряд.

– С одной стороны, из-за сложившейся ситуации нарушен культурный обмен двух стран. Это печально. Но с другой – сейчас у украинских артистов есть прекрасная возможность громко заявить о себе, должен последовать всплеск новых имен.

– Это касается всего украинского. Я вот покупают исключительно украинские продукты. И уже, знаете, с любовью. Извините, что переключился на бытовые вопросы (улыбается). Вот недавно детскую кроватку с женой выбирали. Остановились на украинском производителе.

Что касается искусства – да, сейчас нашим артистам дан зеленый свет. Это здорово. Плохо то, что мы к этому пришли в таких условиях. С другой стороны, если нет денег, то как у нас будет развиваться культура и искусство? У нас же в основном были дотации со стороны российских партнеров. Если брать кино и театры.

Для нас – певцов и музыкантов – сейчас не самые лучшие времена. Людей мало интересует, что происходит в отечественном шоу-бизнесе. Это во-первых. Во-вторых, упала посещаемость концертов. Билеты практически не продаются. Люди не знают, что будет завтра, поэтому предпочитают придерживать сбережения. Последние концерты нашей группы были месяц назад в Харькове и Донецке. Там, на удивление, мы собрали полный зал! С учетом того, что там сейчас творится. И при этом отменили наши концерты в Западной Украине – как раз по причине плохой продажи билетов. Странно, там-то как раз все спокойно.

– А какие настроения у людей в Донецке и Харькове? Больше настроенных пророссийски или за Украину?

– Концерт я начал с приветствия: «Слава Украине!» И зал дружно ответил: «Героям Слава!» Большинство из тех, с кем довелось общаться, достаточно радикально настроены против нынешнего временного правительства. Но и в Россию не хотят. Говорят так: «Сначала со своими разберемся, потом и Путина прогоним». То же самое и в Харькове.

– Поскольку, вы говорите, что концертной деятельности у артистов пока нет и неизвестно, сколько еще это продлится, есть ли у вас сегодня возможность кормить семью чем-то помимо музыки?

– Я все-таки верю, что нынешний простой ненадолго и вскоре мы снова вернемся к творческой деятельности. А о том, что если вдруг – все, я об этом и думать не хочу. Просто потому, что такого не будет (улыбается). Мои дети точно не останутся без куска хлеба. Физической работы я не боюсь. Я вот не понимаю того милиционера, который недавно заявил: «Сейчас начнется массовое увольнение из органов и что нам делать – идти воровать?!» Почему воровать? Другого занятия придумать нельзя? «А что мы еще можем делать?!» Это оговорка по Фрейду (смеется). Но, слава Богу, последние события в том же Славянске показали, что некоторыми из правоохранителей можно и нужно гордиться. Слава героям! Слава Украине!

Добавить комментарий для REMONTOi Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *